ЛЕНИНГРАДСКИЙ РАДИОЛЮБИТЕЛЬСКИЙ ЖУРНАЛ «ДРУГ РАДИО»

АНДРЕЙ ДУБИНИН
ВЛАДИМИР ШАПКИН

С принятием 28 июля 1924 года Постановления СНК СССР «О частных приёмных радиостанциях», известного как «Декрет о свободе эфира», радиолюбительское движение получило официальное признание и стало одним из факторов, способствующих техническому просвещению молодёжи, внедрению технического образования в массы трудящихся.

Журнал «Друг Радио» явился вторым по срокам появления радиолюбительским журналом СССР (после «Радиолюбителя» в Москве), и первым в Ленинграде. Несмотря на кратковременный выпуск (1924-1926 гг.), он оставил заметный след в советской радиожурналистике. В его работе принимали участие и публиковали статьи известнейшие деятели российской и советской радиотехники, такие как профессор И. Г. Фрейман, первым в 1918 году поднявший вопрос о радиолюбительстве в РСФСР и являвшийся активнейшим его сторонником, профессора Р. В. Львович, А. А. Петровский, Б. Петровский, видные радиоинженеры и радиоспециалисты А. В. Болтунов, Э. Я. Борусевич, М. Е. Вайс, С. И. Зилитинкевич, В. М. Лебедев, И. В. Миловидов, С. М. Мошкович, Д. Н. Румянцев, Л. И. Сапельков, Л. Б. Слепян, деятель отечественной связи А. М. Любович, французский инженер Лабурер, представитель фирмы «SFR», организовавшей в СССР серийное производство ламп «Микро» и, конечно, радиолюбители. Главным редактором (тогда секретарь редакции) стал страстный радиолюбитель С. И. Хвиливицкий.

Первый номер журнала «Друг Радио» вышел в ноябре 1924 г. тиражом 5 000 экз. Нумерация выпусков была сквозная от начала. В 1924 г. вышли номера 1 и 2, в 1925 г. номера с 3 по 12 (номера 5-6, 9-10, 11-12 сдвоенные), в 1926 г. нумерация с начала года, вышло 9 номеров (номера 2-3, 5-6, 8-9 сдвоенные). Итого вышло 15 отдельных выпусков. Максимальный тираж был 15 000 (№7, 1925г.), средний тираж 10 000, 1926 г. 8 000, последние два выпуска 7 000экз.

Журнал учреждён в Ленинграде Обществом друзей Радио Северо-западной области, и до выхода 15 сентября 1925 г. журнала «Радио всем» являлся официальным органом Общества друзей Радио РСФСР. В редакционную коллегию вошли Р. В. Лариков, организатор и председатель ОДР; А. М. Любович, зам. наркома НКПиТ; В. И. Романовский, начальник радиоотдела Треста заводов слабого тока; И. А. Халепский, начальник Управления связи РККА; позднее инженеры Л. Б. Слепян (ЦРЛ), М. Е. Вайс, Н. М. Дмитриев и др.

«Друг Радио» с самого начала издания встал в оппозицию к московскому журналу «Радиолюбитель», первому по времени издания в СССР. Это противостояние не носило технический характер, а определялось политическими реалиями тех лет. Конечно, имело место некое историческое соперничество с перенесением столицы государства и, естественно, управленческого аппарата в Москву. Но в тот исторический период основной научный потенциал, кадры и производство Радио традиционно остались в Ленинграде, и только после военного лихолетья и блокады 1941-1944 гг. Москва заняла первенствующее место в науке и практике советского Радио. Дискуссии о методах и способах радиотехнического развития нового социалистического государства были очень жёсткими. В Ленинграде сторонников централизованного, планового способа производства и централизации радиолюбительского движения было значительно больше, чем в Москве, где ведущую роль в радиолюбительском движении заняли профсоюзы, вставшие на путь индивидуализации радиолюбительства, «хобби» (как альтернативная «профсоюзная оппозиция» официальному партийному курсу ВКП(б). В №1 «Друга Радио» А. М. Любович писал: «Перенесение европейской формы радиолюбительства на советскую почву даст результат, получившийся в Москве в практике радиоконсультации МГСПС, где взято почти голое перенесение (западных форм организации радиолюбительства-прим.наше)».

К счастью, сверхреволюционный объединительный политический подход к радиолюбительству не оказал влияния на техническую суть журнала. Удивительно то, что по конкретному техническому содержанию «Друг Радио» был гораздо ближе к начинающему радиолюбителю, был проще и доступнее, чем более респектабельный и богатый околобуржуазный профсоюзный «Радиолюбитель». В нём наибольшее внимание уделялось именно кустарному индивидуальному любительству, чем к декларируемым им же промышленно-организованным формам. Уступая «Радиолюбителю» по полиграфическому исполнению, «Друг Радио» с чисто радиотехнической стороны был не менее содержательным, а по техническому описанию первых промышленных изделий молодого советского государства, как например «Радиолины», детекторных приёмников типа ЛДВ и др., полнее.

В журнале помещались обзорные статьи по современному состоянию практики радио, публиковались научно-популярные очерки по теории радио, помещались описания радиолюбительских конструкций. Очень большое внимание журнал уделял самодеятельному техническому конструированию. В специальном разделе «Мастерская радиолюбителя» помещались статьи «Как я сделал радиоприёмник», «Как я сделал переключатель на короткие и длинные волны», «Как самому изготовить переменный конденсатор» и пр. В журнале подробно освещалась радиолюбительская жизнь, хроника событий в Радио, не только по Ленинграду, но и по СССР. Давались обзорные статьи и отдельные рубрики по строительству и эксплуатации первых вещательных радиостанций, состояние и перспективы радиопромышленного производства. Большое внимание журнал уделял специальным вопросам применения Радио, например, в авиации.

Наиболее существенными и интересными были публикации следующих авторов.

Теория радио.

Публикации проф. Р. В. Львовича: «О резонансе» (1924, №2, с.5-13), «Бич радио (Атмосферные разряды)» (1925, №3, с. 3-8), «Загадка эфира (О радиоволнах)» (1925, №4, с. 3-10), «Как происходит передача при радиовещании» (1925, №7, с.7-10), «Любительские радиопередатчики» (1925, №8, с. 5-10), «Об антеннах» (1925, № 9-10,с. 7-13)

Обзорно-теоретические публикации И. Г. Фреймана: «Электропередача и радиопередача»(1924, №1, с. 38,39,59), не потерявшая до настоящего времени актуальности статья «О терминологии по радио»(1925, №9-10, с. 4-7), «Скрытые трудности радиолюбителя» (1926, №1, с. 4-6).

Практическая радиотехника.

С. И. Зилитинкевич «Роль детектора в радиоприёмнике» (1924, №2, с. 19-21), В. М. Лебедев «Громкоговорители и громкоговорящие устройства» (1925, №5-6, с. 9-18), С. И. Хвиливицкий «Рефлексные приёмники» (1925, №8, с. 24-29), Л. Б. Слепян «Сверх-гетеродинный приёмник» (1925, №11-12, с.16-21), В. М. Лебедев «Причины искажений в современной радиолюбительской аппаратуре» (1926, №4, с. 4-6), М. Л. Волин «Супергетеродинный приёмник» (1926, №7, с.20-23).

Мастерская радиолюбителя.

М. Е. Вайс «Как самому устроить простейший любительский приёмник?» (1924, №2, с. 47-53), Л. Б. Слепян «Любительские суррогатные антенны» (1925, №4, с. 22-29), С. М. Мошкович «Накал «микро-ламп» (1925, №7, с. 40-41), И.В. Миловидов «Микродин» (1925, №9-10, с. 36-38), Л. И. Сапельков «Любительский волномер и работа с ним» (1926, №2/3, с. 29-31).

Фабричные конструкции и детали.

А. В .Болтунов «Любительский приёмник Электротреста» (1924, №1, с. 26-30), Л. Б. Слепян «Как происходит радиоприём и как устроен любительский приёмник «Радиолина» (1924, №2, с.22-31), Э. Я. Борусевич «4-х ламповый приёмник типа БЧ и 3-х ламповый типа БТ» (1926, №5-6, с.27,28).

Радио в СССР.

М. Вербицкий «Пуск машинного передатчика Московской Октябрьской радиостанции» (1924, №1, с.24-26), Д. Н. Румянцев «Мощная радиовещательная станция в Ленинграде» (1925, №11-12, с.53).

Журнал «Друг Радио» публиковал статьи на историческую тематику и наиболее интересны из них те, которые освещают начало Радио в России и, в частности, посвящённые первому пионеру Радио в России А.С.Попову, изобретателю (совм. с П. Н. Рыбкиным) первого в мире автоматического когерерного приёмника электромагнитных колебаний.

Эти публикации размещены в четырёх выпусках. Всего опубликовано на тему истории раннего Радио в России 7 статей. Первая, в №2 за 1924 год, с.4., «Изобретатель радио-телеграфа профессор А. С. Попов». Авторство статьи установить не удалось. Основное содержание статьи носит приоритетный и памятный характер. Это не случайно. В тот период трактовка изобретения Радио А. С. Поповым разделялась не всеми, но прямой выход оппонентов по политическим мотивам в периодическую печать с иной точкой зрения был практически невозможен. Цит.: «В истории развития беспроволочного телеграфа русская техника занимает почётное место. Первым изобретателем его является профессор Александр Степанович Попов. Иностранная литература стремится выставить на это почётное мировое место своего претендента, поныне здравствующего знаменитого инженера Маркони — родом итальянца, имеющего колоссальные заслуги (здесь и далее при цитировании статей курсив наш.) в области радиотехники». Далее, в статье приводятся выводы известной приоритетной комиссии О. Д. Хвольсона и Н. Г. Егорова 1908 года, определившей первенство изобретения Радио А. С. Поповым в России. Оставляя в стороне этот вывод, укажем, что «Друг Радио» поддержал его, тем самым взял на социалистическое идеологическое вооружение официальную (монархическую) дореволюционную трактовку.

Вызывает интерес социальный характер оправдания отставания развития радиотелеграфа в России. Цит., : «В то время, как иностранные изобретатели нашли опору в промышленных предприятиях, предложивших свой капитал, технический и коммерческий опыт для развития дела, проф. Попову пришлось работать самому с весьма ограниченными средствами, несмотря на всю важность его изобретения, недооцененного общественным строем того времени. Вследствие этого система беспроволочного телеграфа, впервые зародившаяся в России, стала отставать от заграничных систем….». В фактологическом аспекте статья приметна тем, что, цит.: «В 1921 году, по инициативе первого Всероссийского Радиотехнического съезда, в Н.-Новгороде (по предложению проф. В. П. Вологдина) Совнаркомом РСФСР было постановлено обеспечить семью професс. А. С. Попова выдачей пожизненного воспомоществования». Вне всякого сомнения, это имело очень большую значимость с точки зрения сохранения национальной исторической памяти о первых шагах Радио в России, так как роль семьи А. С. Попова в этом весьма велика, и благодаря оказанной ей помощи сохранились уникальные документы. Ныне эта ценная традиция государства игнорируется абсолютно.

В 1925 г., №4, с.30-31помещена юбилейная статья, подписана инициалами С. К. (не установлено до сих пор, кем был автор) «К двадцатипятилетию радио»(?). В ней размещены уникальные, никогда ни до, ни после непубликовавшиеся фотографии А. С. Попова и П. Н. Рыбкина. Статья интересна подробностями посадки на мель броненосца «Генерал-Адмирал Апраксин». Из участников Гогландской эпопеи названы только А. С. Попов и П. Н. Рыбкин, хотя не менее активное участие в ней принимали И. И. Залевский, А. А. Реммерт, Д. С. Троицкий.

Сдвоенный выпуск №5-6 за 1925 год так же юбилейный, и посвящён 30-летию изобретения Радио в России. На обложке размещена вклейка с портретом А. С. Попова и кратким текстовым сопровождением. В номере А. С. Попову посвящены четыре памятные статьи и воспоминания. Вступительная статья, с.1, «Первый друг радио» написана почётным членом РОРИ проф.Б. Петровским. Она носит чисто декларативный характер. Цит. купюры: «Одним из таких выдающихся умов был Александр Степанович Попов, скромный преподаватель минного офицерского класса в Кронштадте. …У А. С. мелькнула в голове дерзкая мысль — создать новый способ передачи сигналов на расстояние. И вот в продолжение многих лет смелый фантазёр работает, не покладая рук…». Интересно там же: «Уже брошена мысль о постановке памятника изобретателю. Но этого недостаточно. Лучшим памятником великих дел и высшей наградой является широкое проведение их в самую толщу рабочих и крестьянских масс всего мира. Такова задача Общества Друзей Радио». «…Все друзья радио будут черпать в этот день новые силы для радиоработы и с удесятерённой энергией стремиться к конечной цели — завоеванию всего мирового пространства». Цель завоевания мира не удалась, хотя её, как следует текстуально, ставили перед собой не только стальные большевики-ленинцы, но и учёные почётные русские профессора!

Следующая статья «На заре радио-истории», с.4,5, подписана инициалами С.К. и имеет совершенно разухабистый стиль, но в историческом плане с социальной точки зрения весьма информативна. Цит. отрывки: «Общество», вечно скучающее, вечно ищущее нового, нашло себе интересную забаву. Изобретателей буквально носили на руках. Газеты и журналы отводили почётное место новому открытию. Портреты А. С. Попова и П. Н. Рыбкина (обратим внимание, что тогда роль П. Н. Рыбкина, по крайней мере, как соавтора А. С. Попова, не отрицалась-прим. наше) можно было видеть на шоколаде, конфектах; даже папиросы специальные выпустили. 1901 и 1902 годы — время наибольшего расцвета радио-дела». Вообще, можно с очень большой вероятностью утверждать, что безымянный автор С.К. по меньшей мере в гимназическом возрасте был очевидцем этого времени. Далее, «Изобретателей то и дело приглашали разные организации для докладов. Морское ведомство созывает специальный съезд адмиралов всех морей, которых А.С.Попов знакомит с новым делом. Армия в свою очередь просит повторить свой доклад перед генералами. Не отстают и офицеры. За ними идут инженеры, просто публика, даже дамы — и те только и говорили о радио.» Незаслуженно здесь автор отвёл последнее место женщинам в обществе, а уж об инженерах и говорить нечего, они после военных, но всё же чуть-чуть впереди прочей публики! «Вобщем, дело Попова завоевало, заинтересовало всех.»

Характерна трактовка ухода из жизни А. С. Попова, этиологически верная, но формально ошибочная: «Радио признали средством государственной обороны. Предприимчивые генералы, видя в этом наживу, поднажали где следует быть, и А. С. Попов получил «повышение». Его переводят в гражданское ведомство, назначают профессором Электротехнического института. «Повышение» сильно повлияло на А. С. и было одной из причин его преждевременной смерти». Заметим, что подобного рода «описания» и «воспоминания» не так уж редко встречаются в приоритетных утверждениях о первенствующей роли А. С. Попова в мировом Радио.

Там же опубликованы воспоминания А. И. Берлинского, с. 6,7, имевшего отношение к опытам по беспроволочной телеграфии в Кронштадте, проведённые на яхте «Рыбка». В них уже перемещена (редакцией?) дата проведения опытов с 1897 г. на 1896 г. Кроме того, эти опыты проводились П. Н. Рыбкиным, а не А. С. Поповым, который в период их проведения находился в Нижнем Новгороде на ярмарке.

Последняя статья юбилейного номера «Воспоминания об Александре Степановиче Попове и о первых опытах телеграфирования без проводов», с.7,8, содержит воспоминания И. П. Елизарова, бывшего заведующего и мастера опытной механической мастерской Е. В. Колбасьева. Это непосредственный изготовитель опытных приборов беспроволочной телеграфии по заказу А. С. Попова в 1898—1900 гг. Интересна его оценка личных качеств А. С. Попова: «В то время, когда классовая разница особенно сильно сказывалась, не только люди с именем, но какой-нибудь коллежский регистратор (самый низший, XIV класс табеля о рангах — прим.наше) смотрел на нас, незаметных работников, свысока, Ал. Ст. своим душевным, мягким отношением стирал эту грань. Всегда спокойный, уравновешенный, мягким, слегка певучим голосом, лишённым всякого превосходства, беседовал он со всяким человеком… В своих указаниях при конструировании приборов он не проявлял себя непогрешимым, а всегда прислушивался к заявлению оппонента и бывал очень доволен, если собеседник усвоил ту теорию, которую он проводил». В этих воспоминаниях, очевидно с редакторской подачи, смещены многие поздние работы А. С. Попова на значительно ранние сроки. И. П. Елизаров утверждает, что грозоотметчик был изготовлен им в мастерской, и направлен в Пулковскую обсерваторию. Как и все личные воспоминания о работе с А. С. Поповым, их следует использовать с очень большой осторожностью.

Наконец, в 1925 г., №7, с. 5-7 опубликован «исторический материал» (так буквально по тексту) — статья П. М. Лукьянова «К изобретению радио», председателя Кронштадского отделения ОДР. Статья по ряду исторических деталей  информативна, разумеется, с критичным подходом к датировке работ А. С. Попова. Здесь уже в 1894 году проводились «опыты по телеграфированию» с мастером И. П. Елизаровым. Далее высвечивается роль рабочего (шире, рабочего класса: «А. С. Попов изготовлял приборы своими средствами, которых было слишком мало; никто не шёл ему навстречу; военное министерство в то время также называло это дело утопией и не верило в осуществление этого изобретения. Для А. С. создалась тяжёлая атмосфера». «В такой тяжёлой обстановке А. С. Попов, разрабатывая приборы своими средствами, шёл слишком медленными шагами (!) — знаки здесь и далее наши) в своей кропотливой работе». И вот оно, спасение! «Мастер И. Елизаров, видя тяжёлое материальное положение А.С. (!) и учитывая своим пролетарским чутьём, что нужно помочь (!), помогал А. С. своим мастерством в изготовлении приборов».

Здесь же приведена исключительно исторически значимая схема этого, самого первого приёмника телеграфных сигналов А. С. Попова в соединении с телеграфным аппаратом. Это схема Г. Маркони, с прямыми включением управляющего телеграфного реле в цепь когерера, а электрический звонок по схеме помещён в последовательную с телеграфным аппаратом цепь, которая носит вторичный характер, и не связана с приёмным контуром! В электрическом смысле схема грозоотметчика А. С. Попова в схеме приёмника не использовалась, уже с начала проведения опытно-экспериментальных работ по беспроволочной телеграфии в 1898г. Этот прибор был изготовлен «ранней весной» 1899 г., что совпадает с началом работ по практике беспроволочной телеграфии в России, проведёнными П. Н. Рыбкиным и Д. С. Троицким.

Но, поразительно, «По окончании опытов, считавшихся очень удачными, Колбасьев (!) высказал мысль, что принимать электрическиие разряды возможно на слух при помощи телефона. Это заключение он вывел из того, что все разряды, посланные в антенну, он слышал в телефон». И далее: «По сведениям мастера И. Елизарова, А. С. Попов тогда отрицал (!) возможность приёма колебаний на слух телефоном, объясняя слышанные Колбасьевым звуки индукцией провода, идущего на форт Константин; однако в мастерской Колбасьева был выработан первый телефонный приёмник.

Вот как рождаются всякие исторически неправдоподобные вымыслы и умыслы! В действительности феномен приёма телеграфных сигналов открыт П. Н. Рыбкиным и Д. С. Троицким, но с привлечением миноносца под командованием Е. В. Колбасьева, и от них последний почерпнул информацию о приёме телеграфных сигналов на телефон. Однако, сведения рабочего мастера И. П. Елизарова корректны — в действительности А. С. Попов в возможность приёма телеграфных сигналов на телефон не верил, а когда узнал о таковой, то мгновенно подал патентную заявку.

Ленинградский журнал «Друг Радио» издавался немногим более 2х лет, но вошёл в историю отечественной радиожурналистики, как и в социальную историю Радио России навсегда. Он воспитал, а вернее дал начало десяткам тысяч советских радиоспециалистов, позднее игравшим ключевую роль в Радио СССР. В этом заключается его непреходящее воспитательное, образовательно-техническое и историческое значение.

Полный комплект журнала «Друг Радио» является ныне библиографической редкостью, практически недоступной даже специалистам. Музей Радио располагает таким комплектом, и надеется, что вопрос о репликации «Друга Радио» будет разрешён положительно.

Добавить комментарий