ОСТРОВ, КОТОРЫЙ СПАС ЛЕНИНГРАД

МИХАИЛ ЛИПИН RA1ALA

Остров Сухо на самых подробных картах — маленькая точка на юге Ладожского озера. Команда связистов-энтузиастов из Петербурга узнала об этом крохотном клочке земли от жителей Новой Ладоги. В среде радиолюбителей — чем труднодоступнее место, тем престижнее провести с него сеанс связи.

К поездке готовились основательно: всю зиму собирали аппаратуру, ждали, пока с озера сойдет лед, получали позывной.


Ладога встретила робинзонов радушно — штиль. Вертикальная черточка маяка на горизонте и есть крохотный Сухо. Правда, гостей на острове не ждали: постоянные жители — чайки и тюлени — занервничали. Даже любопытные нерпы боялись подплывать близко к берегу.

      
Остров Сухо — это груда камней. Легенда гласит: когда царь Петр путешествовал по Ладоге, его корабль сел на мель вот в этом месте. Император воскликнул: «Да здесь сухо!» и повелел всем проходящим судам везти сюда камни. Так появился небольшой искусственный остров, который так и назвали – Сухо.


Непрошенные гости привезли сотни метров проводов и десятки антенн. Заброшенную рыбацкую хижину в полчаса превратили в радиорубку. О маленьком Сухо узнали в Самаре, Казани, Волгограде, Ачинске.
Раны боя 22 октября 1942 года, кажется, до сих пор не зажили на этой земле. Воронки от взрывов, пробитые стены маяка, осколки снарядов. Тогда на острове несли службу 30 краснофлотцев. Скромное вооружение — три пушки, несколько пистолетов и автоматы. В небольшом гроте — склад боеприпасов. Считалось, что у немцев флота на Ладоге нет, серьезных боевых действий никто не ожидал. Но для фашистов крохотный Сухо был стратегически важным объектом: занять его — перекрыть Дорогу жизни, окончательно отрезать Ленинград от большой земли и взять под контроль все южное побережье Ладожского озера. План захвата острова Сухо назвали «Бразиль». Разобранные вражеские десантные баржи и миноносцы везли по железной дороге в Финляндию, там, в доке, их собирали и спускали на воду. Самым сложным для фашистов оказалось незаметно пересечь Ладогу. Они не ожидали, что встретят на острове отчаянное сопротивление советских моряков.


Бой шел 4 часа. Ледяная ладожская вода вскипала от взрывов. Лодки с немецким десантом подходили все ближе, начался рукопашный бой. На помощь краснофлотцам пришли корабли из Новой Ладоги и авиация. Помогла и сама природа — вражеские суда сели на мель. В бою участвовало 70 человек. В живых осталось пять. Алые буквы на стене полуразрушенного дома — летопись войны. Позже её перенесли на небольшую мемориальную доску — памятник погибшим морякам.
Виктор Кондратов приезжает на остров несколько раз в год. Он — смотритель маяка. Под памятной плитой соорудил собственный мемориал: на порыжевшей посудной полке — гильзы, куски обшивки. Осколки войны.
Литературный памятник погибшим на Сухо — глава в романе Николая Чуковского «Балтийское небо». В 61-ом Владимир Венгеров снял одноименную картину с Роланом Быковым и Михаилом Ульяновым. В школьных учебниках о бое на острове — три строчки. До сих пор здесь никто не живет. Лишь изредка заходят суденышки. Все, что осталось на острове — полуразрушенные домишки и маяк.


Ладога капризная. Это сейчас штиль и ясное небо, а вчера, рассказывают рыбаки, высота волны достигала трех метров. Там — кладбище кораблей. Кто-то попал в шторм. Кто-то сел на мель. Маяку на острове Сухо почти сто лет. Он весь крошится, но каждую ночь спасает от гибели десятки проходящих судов.
Маяк за десятки лет ни разу не ремонтировали. Виктор Кондратов говорит, что в ветреные дни с башни падают целые куски кирпичей. На собственные деньги постовой пытается латать дыры, но тут же появляются новые. Туристы на остров приезжают редко — желающих полюбоваться рассветами на своенравной Ладоге не так уж много. Те, кто приезжает, оставляет здесь символическую «плату» за приют — скромные надписи на камнях. Каждую зиму Сухо сковывают льды, а весной затапливают талые воды. Рыбаки боятся, что скоро стихия совсем разрушит остров.


Крохотный кусочек земли на три дня стал объектом внимания сотен радиолюбителей в разных концах света. В рыбацкой хижине постоянно рассказывали историю боя 1942-го. У радистов есть добрая традиция — каждый раз после возвращения из экспедиции они делают специальные карточки с изображением того места, откуда был сеанс связи.
Десятки фотографий острова Сухо с полосатым маяком и ладожским прибоем скоро превратятся в открытки и полетят в Италию, Японию, Австралию, Владивосток и Архангельск. А вместе с ними по городам и весям разойдутся правдивые истории об острове, который спас Ленинград.

Добавить комментарий