TOPBAND, как серьёзно работать на 160 и при этом не свихнуться

ГЕОРГИЙ МЕЛЬНИКОВ RN3AC

“Балалаечку свою
Из-под шкафа достаю.
Про Канатчикову дачу
Тихо песенку спою…”

Песня

Какой вид спорта считается самым физически тяжелым? Как ни странно, это шахматы. Вроде бы люди ничего не делают, только двигают фигуры по доске, а когда не двигают, то сидят и о чем-то думают. Однако после трех – четырех часов игры на шахматистов бывает страшно смотреть: руки дрожат, в глазах отблески адского огня, пот заливает глаза…

Если бы радиоспорт включили в олимпийскую классификацию, то первое место, несомненно, отдали бы нам. В соревнованиях необходимо упираться десятки часов подряд, напряжение порой таково, что пот уже льет градом со всех частей тела, подкрепляться можно только как велогонщику на трассе, а то заснешь. Еще при этом приходится ставить рекорды по скоростной починке аппаратуры. А подготовка?! В жару и в холод, в снег и в дождь, с крыши и на крышу! А то торчишь на какой-нибудь хлипкой башне метрах в пятнадцати над землей, а антенна, зараза, никак не хочет настраиваться, а то и просто работать по-человечески. Попробовал бы шахматист думать в таких условиях… А нам ведь приходится! Не говоря уже о моральном факторе.

Вот почтенное занятие – рыбная ловля. Почему-то коротковолновиков очень любят сравнивать с рыбаками, дескать, сидишь себе на берегу океана эфира и ловишь помаленьку. Скажу вам, очень вредное сравнение. Зачем рыба рыболову-любителю? Ну, здесь две причины: во-первых, продемонстрировать домашним, что он действительно рыбу ловил, семейный бюджет укреплял, а не еще каким-нибудь предосудительным делом занимался. А во-вторых, это как бы материальный эквивалент, а точнее, пропуск на дальнейшие действия в том же духе. Если радиолюбитель-коротковолновик демонстрирует домашним после явно бессонной ночи какую-то вшивенькую запись в журнале, и при этом у него горят глаза от счастья, то домашние немедленно решают, что он либо псих, либо опасный маньяк-изобретатель, открывший новый вид извращенного секса по телефону, простите, по эфиру. Я уже не говорю о том случае, когда команда работает в соревнованиях коллективно. Когда после двух суток человек приходит рано утром домой, шатаясь, бормоча непонятные заклинания, и при этом трезвый, то он точно был на шабаше секты какого-то дяди Зулу или двое суток развлекался с Джульет, Лимой и Нэнси, причем со всеми одновременно! Еще труднее для коротковолновика работа, так сказать, на людях.

Если взрослые сочувственно вздыхают – ну что с него, блаженненького возьмешь, то дети, сперва, приходят в экстаз, выкрикивая при этом радостно “пять – семь, пять – девять, семьдесят три…”, но потом, если не оттаскиваются озабоченными родителями, начинают садиться на голову, требуя продолжения игры в лото. Мне на печку (именно там я в деревне станцию оборудовал) дети писали ехидные записки, типа: “сидел на печке дятел, досиделся – спятил!”. И приходится уходить в глухую телеграфно-телетайпную оборону, либо говорить по-шпионски свистящим шепотом. Можно еще компьютер на рабочее место поставить, вроде бы и удобно, и можно притвориться, что не опять в свой астрал ушел, а занимаешься вполне респектабельным, скажем, программированием. Но домашние ведь тоже не дураки, поэтому пойманный с поличным радиолюбитель долго краснеет и оправдывается, прямо как барышня, которую накрыли за ковырянием в носу. Как говаривал капитан Врунгель “Да-с, милостивые государи!”

Но жив ведь, подлец! И по миру жив, и у нас, в России, в особенности. Хоть и угнетают его, и антенны на драгметалл спиливают, и родственники всякими глупостями донимают. Дух есть в нас такой противоречия, что ежели чего начнем, то уж непременно надо это дело усугубить. И вот мы вам и предлагаем усугубить, сиречь поговорить о DX-работе на ТopBand-е, т.е. на 160 метрах; может, кто и пробовал это совершенно шизовое дело, но не все ведь. Уж мы начнем, а вы подхватите. Итак:

ПОДГОТОВКА

“У меня были по хоккею тренировки
В общем, после этой подготовки
Я его без мата задавлю.”
В. Высоцкий

У Ильи Варшавского есть фантастический рассказ о радиолюбителе, который делал приемники из всего, что попадалось под руку. В ход шли дома, деревья, футбольные ворота вместе с мячами и бабушкины сундуки с прошлогодними клопами. И все это хозяйство, естественно, отлично работало. Угадал фантаст! Насчет приемников – этого мы не знаем, но касаемо антенн – совершенно точно.

Обычная КВ антенна это штуковина, которая стоит на крыше или подвешена между какими-нибудь опорами. Есть еще, конечно, всякие хитрые антенны, но “нормальному” радиолюбителю они известны в лучшем случае по литературе. Законы физики суровы, но справедливы, и чем ниже частота (т.е. больше длина волны), тем суровее они проявляются. Как ни крути, а подвешивать антенну надо как можно выше. Если антенна горизонтальная, то необходимый минимум составляет половину длины волны, что для диапазона 160 метров, как легко догадаться, получится около 80 метров. О, счастливчик, живущий в 40-этажном небоскребе, окруженном к тому же подобными собратьями. Есть где развернуться! Знавал я одну команду, которая соорудила 5-ти элементную антенну в сторону Южной Америки с помощью двух длиннющих и высоченных домов (правда, на 80 м, но они бы и 160 потянули). День белый, прохождения нет, а Америка-то вот она! На блюдечке с голубой каемочкой.

Все могут короли (и некоторые новые русские). Парочка башенных кранов метров по сто высотой, на каждом по четыре элемента плюс 10 киловатт в антенну, и никаких проблем! Ох, мечты и грезы, как сладки вы порой…

Но вернемся на грешную землю, точнее, приблизимся к ней, что обычно и происходит. Подчиняясь суровым законам физики, земля как огромный рефлектор исправно толкает радиоволны вверх, а ионосфера столь же исправно отфутболивает их обратно вниз. Как поется в песне: ” Тихо сам с собою я веду беседу… “.

Что же делать бедному коротковолновику, не имеющему ни знакомого небоскреба, ни пары зеленых лимонов (в смысле лимонов зеленых) в кармане? Конечно, обратиться к классике, которая гласит: “Тот, кто нам мешает, тот нам поможет!” Если антенна перпендикулярна земле, то земля все по тому же очень справедливому закону физики зеркально удвоит длину этой антенны. Таким образом, остается соорудить на земле некий уже 40-метровый столб (на самом деле можно и значительно меньше), и дело будет в шляпе. Можно завтра же начать копать котлован под указанный столб, а можно вслед за героем Варшавского просто внимательно оглядеться вокруг, нет ли подходящей железяки какой. Прекрасны решетчатые мачты освещения, которые ставят на стадионах. Очень удобны железные трубы котельных. Если рядом стройка, то можно на выходные подключиться к ближайшему башенному крану. Многие радиолюбители в качестве мачты используют решетчатую конструкцию, известную в народе под именем “унжа”. Если “унжа” достаточно длинная – метров 20-25, то её уже можно смело запитывать. Её преимущество еще и в том, что верхний ярус растяжек и болтающаяся сверху, скажем, яга (не «баба», конечно, а Уда) образуют емкость, электрически удлиняющую антенну.

“Кричите громче – вас услышат!” “Не полетела б сеть, а киловатты найдутся!” — коротковолновая мудрость не знает границ. При этом вспоминается еще одна поговорка, на сей раз из быта охотников: “Глухари токуют громко”. Без специальных приемных антенн проку от такого токования будет никакого, особенно, в большом городе или рядом с какими-нибудь еще более продвинутыми соседями. Не у всех, к сожалению, имеется дом в деревне, скажем, Закоуловке с круглосуточной пятидесятикиловаттной трехфазной сетью. Посему спасение утопающих является делом рук самих утопающих. Для начала может сгодиться любой проводник, имеющийся в квартире. Известен случай успешного приема DX станций на провод от тестера. Более солидно выглядят рамочные антенны типа тех, которые используются для охоты на “лис”.

Такую антенну даже можно поставить на балконе или крыше, снабдить оптическим прицелом, пулеметом… Впрочем, мы отвлеклись от нашей темы. Если позволяет место, то можно дополнительно отгородиться от соседей антеннами типа “Beverage”. Напомним, что “Beverage” представляет собой достаточно длинный провод, натянутый низко над землей (от 50 см до 3 м) и заземленный на “дальнем” конце с помощью резистора, по номиналу равного волновому сопротивлению линии питания. Для диапазона 160 м делать такую антенну длиной менее 150-200 м не имеет особого смысла. Пара километров, конечно, лучше, но сделать такую антенну достаточно трудно. Лучше опять оглядеться вокруг и “прихватизировать” (особенно в деревне) какую-нибудь отключенную осветительную или радиолинию. Один предприимчивый англичанин сделал “Beverage” из участка заброшенной железной дороги. Не только в нашем отечестве есть головастые мужики! Если есть баллон с гелием, геофизический шар и метров 100 не очень тяжелой проволоки, то можно соорудить очень хорошую антенну. Прослужит она недолго, но на contest вполне хватит. Такая антенна сгодится и на передачу. Можно еще попробовать принимать на любую антенну других диапазонов, часто это помогает. Есть так называемые EWE антенны, но о них расскажу потом в отдельной статье. Прав оказался фантаст. Столько хороших антенн под ногами валяется, только надо их суметь подобрать.

К прочей аппаратуре требований, по сути всего три. Во-первых, совершенно необходим аттенюатор. Если DX скребется на уровне шумов, а на соседней частоте вещает пионер Вася с киловаттом, то никакого динамического диапазона не напасешься. Придется уменьшать сигнал на входе в надежде, что DX-а еще можно будет услышать. Второе требование – это, естественно, максимально возможный динамический диапазон приемника. Простые конструкции, увы, здесь будут работать плохо, поэтому желательно что-то как можно более «фирменное». Чувствительность у приемника тоже не окажется лишней, особенно при использовании антенн типа “Beverage”, у которых коэффициент усиления может достигать – (минус!) 20 дБ. Наконец, неплохо поставить на вход приемника узкополосный фильтр, фиксированный кварцевый или, что совсем шикарно, перестраиваемый. От пионеров он вполне спасает. Конечно, прием лучше вести на лоне природы, но и в большом городе можно чего-то добиться.

Итак, подготовка закончена. Все окрестные трубы и провода приведены в боевую готовность, аттенюаторы смазаны, трансиверы начищены и уши помыты с мылом. Теперь можно и за работу.

ПРОХОЖДЕНИЕ И РАБОТА

“Темна вода в облацех…”
Сообщение Гидрометцентра

“Вас трамвай задавит раз-
Вы, конечно, вскрикните.
Раз задавит, два задавит,
А потом привыкните.”
Частушка.

 

Все, очевидно, смотрели знаменитый американский фильм “Терминатор”. А не смотрели, так слышали. Так вот “терминатор” и есть то самое ключевое слово для DX работы на 160 метров. Только оно обозначает не межзвездные потасовки, а всего лишь мирную границу дня и ночи. По-русски это называется сумерки, как вечерние, так и утренние. Теоретически все просто: под действием солнца в “дневной” части ионосферы образуются три ионных слоя – нижний D, средний Е и верхний F. Соответственно, в той части ионосферы, которая закрыта тенью Земли (т.е. на ночной стороне), эти слои начинают исчезать, прежде всего, нижний слой D. “И слава Богу, шоб он был здоров”, как любят говорить в Одессе. В дневное время вредный слой D настолько сильно поглощает волны 160 м диапазона, что кроме ближайших соседей никого услышать обычно не удается. А вот когда на коротковолновика надвигается этот самый страшный терминатор, то слой D достаточно быстро пропадает, и эфир иногда буквально взрывается сигналами далекий и экзотических станций.

Здесь есть одна хитрость, о которой знают не все. Ионосферу можно представить зеркалом весьма условно, поскольку она достаточно неоднородна. Поэтому угол падения волны далеко не всегда равен углу отражения – волновой фронт изгибается не сразу, а постепенно и в лучшем случае поворачивает обратно к Земле. Так вот, на линии терминатора неоднородности максимальны, поскольку с дневной стороны слой D еще есть, а с ночной – его уже нет. И при благоприятных обстоятельствах волна, пущенная даже под достаточно большим углом, отражается касательно к поверхности Земли и неудержимо стремится в туманную даль. Это может продолжаться минут 10-15, а потом начинается нормальное ночное прохождение, для которого требуются антенны с максимально пологим углом излучения. Чудеса здесь, как и везде, случаются, но предсказать их обычно не удается – “темна вода в облацех…” Ветераны КВ утверждают, что существует некое мистическое чувство прохождения, которое обычно ощущается той точкой, на которой все люди любят сидеть. Полезно прослушивать средневолновый вещательный диапазон – там энергетика у станций повыше и расписание их работы часто известно. Если вдруг пошли американцы, то прохождение точно есть. Про американцев – не знаю, но если слышно Би-Би-Си прямо из Лондона, то какое-то прохождение имеется.

Хотите попасть под трамвай? Для этого достаточно заняться DX работой на 160 метрах! Эфир шумит, чирикает, свистит и улюлюкает так, что хочется сорвать с головы наушники и больше их никогда не одевать. У одного начинающего коротковолновика от напряжения начал капать пот с пальцев – зрелище не для слабонервных (зуб даю – сам видел). И в этом аду приходится сидеть всю ночь, в слабой надежде услышать хоть одного хиленького DX-а, который, скорее всего, спокойно и сладко спит. Есть, конечно, такая неспортивная вещь, как связь по договоренности. Раньше договаривались по эфиру, теперь в ход пошел Интернет, по которому эту связь можно подтвердить и еще QSL карточку сразу выслать. Но истинный КВист не опустится до такого позора и будет честно сутками высиживать и выслеживать заветного DX-а. Нелишне напомнить, что многие DX и, особенно, экспедиции работают на разнесенных частотах для того, чтобы их сигнал не потонул в реве станций, которые одновременно пытаются их вызывать. Поэтому, прежде чем звать DX, полезно прослушать соседние частоты и попытаться понять, на какой частоте следует кричать или стучать.

Диапазон 160 метров включен практически во все крупные международные соревнования, и если не бояться совать голову в раскаленную пасть эфира, то можно получить достаточно приличный DX результат. Есть и специальные соревнования, например, RSGB 1.8 MHz Contest или CQ WW 160.

На закуску стоит рассказать одну историю, которую помнят старые радиолюбители. Когда в 1982 году умер Брежнев, то в знак траура всем тогда еще советским радиолюбителям было категорически приказано в течение нескольких дней хранить радиомолчание. Как назло, прохождение было отличным, и многие любители, кусая микрофоны и ключи, наблюдали, как наши ближайшие капиталистические соседи нагло работают с редчайшими DX-ами. Как те радовались, заразы! Это был настоящий рай, но, к сожалению, не для нас. Может быть, когда-нибудь, и на нашей улице будет праздник?

Добавить комментарий