СОВЕТСКАЯ ВОЕННАЯ РАДИОРАЗВЕДКА В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ

Шапкин В.И.
Музей Радио

Легенде советской радиоразведки Петру Спиридоновичу Шмырёву, старшему технику-лейтенанту 623 отдельного радиодивизиона ОСНАЗ, генерал-лейтенанту-инженеру, начальнику Управления Радиоразведки ГРУ ГШ СССР, автор посвящает эту работу.

Советская военная радиоразведка в Великой отечественной войне.

Организация.
Сразу после окончания первой мировой войны в аналитических работах военных историков была подчёркнута решающая роль технического прогресса в военных столкновениях будущего. Известный советский военачальник, маршал М.Н.Тухачевский образно обозначил их как “войну моторов”. Но всё же это предвидение было частичным. Уже тогда начала формироваться мысль о не менее важной роли технических способов управления огромными армиями, в особенности внедрение в войска Радио. Сегодня роль радиоэлектроники и систем радиоэлектронного управления войной, не только для людей, но и “моторов” основополагающая, ключевая. В Ираке “войны моторов” уже практически не было, это классическая современная информационно-радиоэлектронная война.
Из высшего военного руководства в предвоенное время, пожалуй, в наибольшей степени обращал стратегическое внимание на системы управления войсками начальник Генерального штаба генерал армии Г.К.Жуков. При просмотре архивных материалов с его анализом предвоенных стратегических игр, Западной кампании 1939г. и советско-финляндской войны 1939-40гг. обращаешь внимание на подчёркивание им значимости технического оснащения систем управления и системам сбора информации о противнике, в частности, радиоразведки.
В методическом плане организация советской военной радиоразведки, начиная с 1939 года в целом отвечала современным требованиям войны.

В Разведывательном управлении ГШ РККА имелся отдел (начальник И.Н.Артемьев) радиосвязи, радиоразведки (руководители Ф.П.Малышев, В.М.Рябов) и технического снабжения, а с октября 1942года и до окончания войны самостоятельный отдел радиоразведки (бессменный руководитель А.А.Тюменев, заместители И.И.Уханов, М.И.Рогаткин). Отдел руководил всей военной радиоразведкой, начиная от высшего, стратегического звена (с июня 1942г. полк, с августа 1944г. спецбригада Ставки Верховного Главнокомандования), и до тактического звена на уровне фронта (отдельные радиодивизионы особого назначение (ОСНАЗ). На уровне армии и ниже к радиоразведывательной работе и сбору радиоданных о противнике привлекались общевойсковые радисты. Конечно, главное внимание уделялось вопросам тактической войсковой радиоразведки, но не были забыты стратегическая радиоразведка и получившие в годы войны развитие средства радиоэлектронной борьбы, в частности, постановка радиопомех и глушение радиопередач противника. Связь фронтовых подразделений со Ставкой и Генеральным штабом осушествлялась через центральный радиоузел Разведывательного Управления в Тарасовке, под Москвой. С 1944 года получил распространение непосредственный межфронтовой обмен радиоразведывательной информацией.
На начало ВОВ во фронтовой радиоразведке РККА было 10 радиодивизионов ОСНАЗ, по одному на округ. В конце войны имелись 1-я отдельная радиобригада ОСНАЗ Ставки Верховного Главнокомандования из 6-ти отдельных радиодивизионов, ведущих стратегическую радиоразведку по направлениям и радиоперехват по всей территории Западной Европы и 18 отдельных фронтовых радиодивизионов ОСНАЗ (без учёта сил и средств Дальневосточного театра военных действий). В ВМФ слежечные пеленгационные пункты и центры располагались стационарно на базах флотов в Севастополе, Таллине, Ленинграде, Мурманске, Владивостоке. Крупные суда и крейсерские подводные лодки имели на вооружении пеленгационные приёмники. Авиационные части радиоразведку, в отличие от германского противника, не вели, и в период ВОВ специализированных воздушных радиоразведчиков не имели.
Кадры.
Специфика радиоразведывательной работы определяла особые требования к кадровому составу радиоразведки. Если командный состав подбирался в целом удовлетворительно, используя общевойсковые офицерские кадры, то подготовка специалистов “слухачей” и, в особенности, специалистов по быстрому оперативному анализу разведданных представляла большую сложность, и до конца ВОВ эти трудности не были преодолены. Во-первых, специалисты радиоразведчики должны были в совершенстве владеть радиотехнической подготовкой, включающей в себя не только знание характеристик технических средств, их функциональные возможности, но и общими радиофизическими знаниями, как, например, прохождение радиоволн в разное время суток, радиоперехват с подвижных объектов связи в воздухе и на земле, частотные параметры, географические условия местного приёма и т.д. Во-вторых, требовалось очень хорошее знание языка, не говоря уже о радиоперехвате шифрованных сообщений, где секретность обеспечивалась не только с использованием азбуки Морзе, но и смысловым словесным кодированием. Отметим, что системы записи информации в то время были весьма несовершенны, и отставание СССР в этом виде техники было, по сравнению с германским противником, значительным. Наконец, они должны были иметь знания о военной структуре противника, особенностям проведения им радиоработы со спецификой применения радиосредств различными видами и родами войск.
Среднее военное и специальное образование офицеры-радиоразведчики получали в Ленинградском военном училище связи на специальном отделении радиоразведки, расширенного в 1939г. до батальона (набор курсантов до 100 чел.); его получили более половины всех офицеров-радиоразведчиков, и подавляющая часть руководителей разведчастей и центрального аппарата. В 1940 году Ленинградская академия связи начала осуществлять подготовку высшего звена — офицеров с инженерным образованием в группе ОСНАЗ (выпуск 1941г. 15 чел.).
Переводчики в основном комплектовались из выпускников институтов педагогического профиля по языковой специальности, а так же с факультета военных переводчиков из 2-го Московского пединститута иностранных языков.
Привлекались к радиоразведывательной работе этнические немцы, проживавшие на территории СССР, а так же военнопленные, изьявившие желание работать по идеологическим мотивам. Однако, некомплект специалистов всё же был очень велик, и до конца войны широко применялась практика выдвижения на эти должности опытных младших специалистов из сержантского состава, в том числе и женщин. На 1 января 1941 года некомплект частей ОСНАЗ составлял до 30%, а на 26 июня 1943 года в радиоразведывательных частях только 2,7% офицеров имели высшее военное образование, 32,6% среднее военное. Более 50% офицерского состава вообще не имели военного образования (в лучшем случае краткосрочные трёхмесячные курсы), но повседневная боевая практика давала им всё, что было необходимо, и многие из них выросли в специалистов высочайшей квалификации — об этом свидетельствует их успешное соперничество с военной радиоразведкой противника, небезосновательно считавшей себя лучшей в мире, и в конечном счёте проигравшей в военном столкновении.
Важнейшую, а порой исключительную роль в советской военной радиоразведке сыграли радиолюбители. Их практически профессиональная радиоподготовка, знание азбуки Морзе, умение устанавливать дальние радиосвязи, владение языком или, по крайней мере языковым радиосленгом, специфику работы радиооператоров противника — последние, кстати, то же получали соответствующий радиолюбительский опыт — позволяли осуществлять эффективнейшую тайную слежку, радиоперехват и пеленгацию. Многие из них успешно вели различные радиоигры с противником, и не двойные, а как выражался ныне покойный армейский радиоразведчик и радиолюбитель М.П.Ковалев (UA3AHZ), “тройные”! Когда-нибудь, и по нашему, достаточно взвешенному мнению, очень скоро спохватятся современные российские военачальники о невнимании и прямом забвении радиолюбительства среди молодёжи, но будет уже поздно. Деньги на молодёжное радио следует давать сегодня, а не на цинковые гробы с молодёжью завтра!
Техника.
Специфика ведения радиоразведывательной работы в общем включает в себя поиск ответов на три вопроса: кто работает в эфире, какую передаёт информацию и где располагается объект радиоперехвата. В техническом смысле её обеспечивает радиоприёмная аппаратура (слежечные радиоприёмники) и та же аппаратура, но сочетанная со специальными направленными антеннами, позволяющими вести отсчёт пеленга на искомую радиостанцию (радиопеленгаторы). В пред- и военное время в СССР слежечная и пеленгационная техника базировалась на профессиональных связных приёмниках, доработанных с учётом функциональных радиотехнических свойств пеленгаторных антенн.
К середине 30-х годов директивно определился курс развития советской радиотехники с ориентацией на радиопроизводство США. Это было абсолютно верное решение, тем более, что американская радиоиндустрия имела массовый конвейерный характер и технологически была приемлема в СССР, где ни британский, ориентированный на высочайшее качество, ни германский, требовавший высококвалифицированного и прецизионного труда, способы радиопроизводства по понятным причинам не могли иметь место, даже в силу ограниченности исторического срока и политического лозунга “догнать капитализм в максимально короткие сроки”. Первым специализированным слежечным приёмником радиоразведки стал 45-ПК. По схемно-конструктивной основе он являлся упрощённым вариантом одного из первых профессиональных радиоприёмников американской фирмы “National Co., Inc.”, широко известной в мире линейкой профессионалов-связников типа “HRO”.

 

Эти радиоприёмники относились к числу супергетеродинных приёмников первого поколения (конец 20-х и начала 30-х годов) Их главными особенностями были, во-первых, использование блоков сменных контуров на различные поддиапазоны, во-вторых, применение однородных ламп — триодов, поскольку пентоды и сложные многоэлектронные преобразовательные лампы в то время серийным производством ещё не были освоены. До настоящего времени не выяснено, была ли в США приобретена лицензия на его производство, как в случае с бытовыми приёмниками 6Н1 и СВД фирмы “RCA”, или же его выпуск осуществлялся без юридического договора с фирмой “National Co., Inc.” Наиболее вероятен второй вариант, так как приобретением лицензий СССР во многих случаях себя ограничивал, тем более для производства специальной разведывательной техники.
Адаптация на советский способ производства и единичный выпуск приёмников 45-ПК начаты в 1935г. в Ленинграде.
Был разработан и выпускался длинно- и средневолновый вариант 45-ПС, имевший незначительные схемно-конструкторские отличия. Выпуск этих приёмников по производственно-технологическим особенностям имел скорее экспериментальный характер, и с 1937г. на специально построенном радиозаводе № 193 в Харькове для производства техники радиоразведки и пеленгации они заменены в выпуске слежечным радиоприёмником 45-ПК-1 (45-ПС-1). Этот 9-ти ламповый супергетеродин с однократным преобразованием частоты был адаптированной копией на советские лампы (так же являвшимися стеклянными аналогами американских радиоламп) известного во всём мире легендарного связного радиоприёмника HRO-5, модернизированные варианты которого выпускались в США вплоть до середины 50-х годов.
Базовый 45-ПК-1 во время ВОВ являлся основным слежечным приёмником радиоразведки. Он имел чувствительность порядка 3-5 мкВ, достаточно растянутую по поддиапазонам шкалу настройку, хорошую избирательность и стабильность в работе. В приёмослежечный комплект входили усилитель пишущего приёма и ондулятор — прибор для записи на бумажную ленту телеграфных сигналов. Питание осуществлялось от аккумуляторных батарей, штатная антенная сеть представляла собой вертикальный луч длиной 15м, на четырёхколенной дюралюминиевой мачте с двумя ярусами оттяжек.
К 1939 году на базе 45-ПК-1 разработан и освоен в производстве радиопеленгатор 55-ПК-2 с конструктивно отдельными рамочными и направленными типа Эйдкока вращающимися антеннами. Приёмник в комплекте располагался “на боку”, с вертикальной ориентацией. Практически одновременно разработан радиопеленгатор 55-ПК-3, в котором гониометр (угловой указатель пеленга) был конструктивно встроен в приёмник, позволяя оператору при настройке на радиостанцию противника практически мгновенно производить отсчёт пеленга. Радиопеленгаторы 55-ПК-1 и 55-ПК-2 с различными подиапазонными модификациями явились самыми используемыми в радиоразведке, как на суше, так и в ВМФ. Достоверных сведений о сохранности к настоящему времени в музеях и частных коллекциях России хотя бы одного образца приёмников типа 45-ПК и радиопеленгаторов 55-ПК нет.
В 1939 году в СССР в качестве основного армейского профессионального связного приёмника взят американский приёмник фирмы “Hammarlund” типа HQ-120-X. На его базе были разработаны две модификации. Первая, “Чайка” с питанием от сети на металлических лампах “RCA”. Вторая, на батарейных лампах прямого накала малогабаритной серии типа 2К2М (2Ж2М) по послевоенной системе обозначений. Эта модификация стала основной и известна как “КВ” (варианты КВ-Э, КВ-М).

DCF 1.0

Так же была разработана модификация для работы в длинно- и средневолновом диапазоне “СВ”. На базе этих приёмников в 1943г. были разработаны радиопеленгаторы типа ПКВ-43(55ПК42) и ПСВ-43 (промышленный выпуск с сентября 1943г. на радиозаводе в г.Касли, куда был эвакуирован Харьковский радиозавод № 193), отличавшиеся волновым диапазоном, с встроенным в конструкцию гониометром. Эти слежечные радиоприёмники и радиопеленгаторы были лучшими в радиоразведке во время ВОВ и выпускались в СССР до 1955 года.

Для тактической радиоразведки в полевых условиях, в особенности в маневренных радиоразведывательных группах, вышеуказанные полустационарные радиосредства не отвечали требованиям по мобильности и компактности. В связи с этим по заданию отдела радиоразведки ГРУ ЦНИИС-ом в 1943г. разработан полевой рамочный радиопеленгатор “Штопор”, выпускавшийся заводом № 641 в Александрове. Он работал в диапазоне 150 кГц — 10 МГц. Базовым приёмником в этом радиопеленгаторе являлся малогабаритный полевой слежечный приёмник “Вираж” (начал поступать в войска в 1943г., в 1944г. модернизирован и известен под наименованием “Вираж-44”, диапазон 150 кГц — 15 МГц. Его производство было налажено на радиозаводе в Петропавловске, куда была эвакуирована часть завода № 641.

Абсолютной неожиданностью для радиоразведки ГРУ (а скорее всего грубейшим и неоправдываемым ничем просчётом, так как об этом было хорошо известно ещё до войны) было игнорирование широкого использования в танковых соединениях и авиации противника УКВ диапазона. Приёмников радиоперехвата, не говоря о пеленгации, в диапазоне УКВ в РККА и ВМФ не было. Уже в ходе войны было налажено ( в конце 1941г. в блокадном Ленинграде на заводе № 327) примитивных приёмников УКВ диапазона, а позднее (с 1943г.) для радиоперехвата использовалась модификация “Север-У” широко известной в войсковой разведке и партизанских отрядах радиостанции “Север”.

Важнейшей и совершенно недооцененной в предвоенное время явилась проблема связи с командованием и оперативная передача разведданных. Здесь радиоразведкой широко использовались общеармейские штатные радиосредства. Ими были спецрадиостанции “Север”, “Прима”, “Джек”, “Белка”, переносные радиостанции “РБ” и “РБМ”, на автомобильном ходу РАФ-КВ. Начиная с 1943г. потоком хлынула техника ленд-лиза: радиоприёмники AR-88, ВС-312, ВС-1001, радиостанции V-100, SCR-284, SCR-399. С 1944г. техническое оснащение радиоразведывательных подразделений как по количеству, так и по тактико-техническим свойствам не уступало противнику, а в ряде случаев и превосходило его. В послевоенных мемуарах начальник войск связи Советской Армии маршал И.Т.Пересыпкин по поводу оснащения радиосредствами (имея ввиду ленд-лиз) высказался так: ”Дышать стало легче!” С позиции историка я бы добавил — не дышать, а радиоразведка и связь стали дышать полной грудью.
Боевая деятельность.
Исходя из значимости радиоразведки для ведения боевых действий, можно разделить боевую деятельность военной радиоразведки в ВОВ на три периода. Первый, с начала войны и до января 1943г. Это адаптация радиоразведывательных частей к современной войне, накопление боевого опыта и профессионализма, изучение особенностей и структуры ведения радиоработы противником, как в наземных частях, так и в маневренных подвижных соединениях, а также в воздухе. Это период тактики. Второй период, с января 1943г и по январь 1944г. В этот период данные радиоразведки всегда входили в выработку оперативно-тактических и частично стратегических решений командования. Третий период, с января 1944г. и по окончании войны. В этом периоде радиоразведка являлась одним из важнейших, а в некоторых случаях и ключевым фактором в планировании и исполнениии стратегических операций на уровне Генерального штаба и Верховного главнокомандования.
Начало войны для радиоразведчиков было ошеломляюще трагичным, как и для всей Красной Армии. Радиодивизионы ОСНАЗ находились недопустимо близко к государственной границе, и понесли значительные потери, а ряде случаев перестали существовать как воинские единицы. Противник сразу применил огромное количество радиосредств, работающих в различных частотных диапазонах, разобраться в которых не имея опыта и не владея частотной сеткой передач различными родами войск, было невозможно. Радиопередачи противника шли в основном открытым текстом, но быстро меняющаяся тактическая обстановка делали радиоперехват и радиопеленгацию неэффективной. Кроме того, если и удавалось получить какие-либо радиоразведданные, они не могли быть своевременно переданы армейскому и фронтовому командованию, а так же в Генеральный штаб из за нарушения линий связи, которые по мобилизационному плану были проводными. Анализ принятых командованием радиоданных осуществлялся неудовлетворительно и в силу настороженного отношения к ним, и неподготовленности командного состава. Только со стабилизацией линии фронта под Москвой, Ленинградом и приостановкой стратегических наступательных действий Вермахтом в связи с зимним периодом, появилась возможность начать более или менее организационно оформленную радиоразведдеятельность.
Первым, и наиболее важным, было изучение трофейных документов по виду и особенностям радиосетей в объединениях и соединениях частей противника. Получены данные, в том числе и из радиоперехватов, по диапазонам рабочих частот радиостанций штабов различных уровней, правилах радиообмена, и, что особенно важно для оценки тактической обстановки, расшифрованы условные сокращения, открытые сигналы и языковый кодовый сленг. Важнейшим было выявление работы противника в УКВ диапазоне в авиации и, позднее, в подвижных танковых соединениях. В августе 1941г. призванному на службу радиоинженеру К.И.Дроздову из 472 дивизиона ОСНАЗ под Ленинградом удалось при помощи трофейной радиостанции обнаружить УКВ радиообмен самолётов ближнебомбардировочной и корректировочной авиации.

Эти данные имели исключительное значение для отражения массированных налётов авиации на Ленинград, что было отмечено Г.К.Жуковым.
С начала 1942г. радиоразведка, несмотря на недостаточное техническое обеспечение, в целом начала удовлетворять тактические потребности командования в местоположении штабов противника, их передислокацию, введению в бой новых частей и соединений, получать ориентировочную оценку их численности (по интенсивности радиообмена), подходу резервов и др. Важное значение имел радиоперехват сообщений о намерениях противника, выявление слабых мест в обороне, фактов морального состояния войск противника, состоянию снабжения. По радиоразведданным изучены многие тактические и оперативные приёмы, особенности взаимодействия штабов противника, применение авиации, в особенности её взаимодействие с наземными войсками. Эффективность советской радиоразведки стала весьма существенным фактором противодействия противнику, и в связи с этим 1 мая 1942г. в радиосетях Вермахта была введена новая система назначения сменных позывных (и затем она ежегодно менялась).
К началу 1943г. радиоразведка стала необходимым компонентом при планировании и исполнении крупных стратегических операций. Первой стратегической операцией, где радиоразведка сыграла существенную роль, было окружение и разгром Сталинградской группировки противника. Уже на подготовительном этапе была вскрыта общая численность войск противника, местоположение штабов, а в ходе операции радиоразведка непрерывно информировала советское командование о боевых действиях и моральном состоянии окружённых войск, цит. радиограммы:
20.11.42. “Боеприпасы, обещанные 20 ноября подполковником Радулеску, не получены. Нет хлеба. Пехота противника атаковала на всём фронте дивизии.”
22.11.42. Между 6-ой и 3-ей дивизиями положение безвыходное. Весь фронт 5-ой дивизии дезорганизован.”
02.01.43. “Доставить в суд дивизии унтер-офицера Бретшнайдера и ефрейтора Шварца за проступки, позорящие немецкую армию.”
12.01.43. “Строительный батальон Гельдриха введён в бой у отметки 100,1.”
12.01.43. “Наша пехота отступает. Надо задержать всех и снова повести вперёд.”
12.01.43. “Наши танки в беспорядке отступают. Срочно жду помощи. Русские на высоте 111,5. Всё погибло!”

В стратегической операции на Курской дуге, явившейся переломным моментом в ВОВ, радиоразведка (пять радиодивизионов ОСНАЗ) играла одну из ключевых ролей в подготовке операции и корректировке её хода. Важнейшими явились данные о составе ударной группировки противника по наступательной операции Вермахта “Цитадель”. По активности радиосредств противника удалось вскрыть элементы оперативно-тактического и стратегического замысла. Радиоразведка определила судьбу знаменитого танкового сражения под Прохоровкой, цит. воспоминания начальника разведки Воронежского фронта И.В.Виноградова:
“В ночь с 11 на 12 июля 1943 года противник изменил направление главного удара с Обояни на Прохоровку. Первоначально это заметил наш воздушный разведчик, который, возвращаясь с разведки, увидел колонны танков противника и сбросил донесение на КП фронта. В донесении указывалось, что танковые колонны, насчитывающие 400-500 танков, продвигаются в направлении Прохоровки. Это был первый сигнал. Через 5-6 минут прибегает начальник отделения радиоразведки Б.Я.Шадрин и докладывает, что, по данным радиоперехвата, танковые дивизии СС “Викинг”, “Великая Германия”, “Мёртвая голова” и “Адольф Гитлер” повернули с обояньского направления и продвигаются в направлении Прохоровки, поддерживая между собой радиосвязь. Я с этими данными бегу к командующему фронта генералу Н.Ф.Ватутину. В это время генерал армии Н.Ф.Ватутин отдавал приказ командующему 5-ой танковой армии генералу П.А.Ротмистрову на переброску армии из района Прохоровки на обояньское направление. Я докладываю: “Товарищ командующий, этого делать нельзя. Вот донесение нашего летчика и данные радиоразведки… Командующий тут же отменил свой приказ и отдал новый приказ о подготовке танковой армии к встрече с наступающими вражескими танковыми частями.” Кроме того, по тут же осуществлённому радиоперехвату с германского самолёта-разведчика “Рама” было установлено, что противник обнаружил нашу танковую группировку, и передал целеуказание бомбардировочной авиации. Данные радиоперехвата немедленно были доложены командующему 2-ой воздушной армии генералу Красовскому и командующему фронтом Ватутину. Истребительная авиация не допустила бомбардировки 5-ой танковой армии.
В 1944 году радиоразведка заняла в общей системе разведки ведущую роль. В июле 1944 г. Разведывательным Управлением ГШ РККА издано “Руководство по обработке и использованию материалов радиоразведки” для штабов и командования всех уровней. В нём обобщён многолетний опыт работы радиоразведывательных частей, в особенности приобретённый в ВОВ по использованию радиосвязи врага в качестве источника разведсведений. В руководстве были приведены описания видов радиосвязи, радиоузлов, радиосетей, техники, которые применялись в вооружённых силах противника. Важнейшее значение имели рекомендации и наставления по способам добывания, обработки и анализа радиоразведданных.
В августе 1944 года для ведения стратегической радиоразведки была сформирована радиобригада ОСНАЗ Ставки Верховного Главнокомандования. В неё вошли следующие радиодивизионы ОСНАЗ: 91-й — наблюдение за дислокацией штабов главного командования Вермахта, групп армий и армий, 94-й и 95-й радиодивизионы по радиоразведке военно-воздушных сил противника, 92-й, 93-й и 97-й — радиоразведка в полосах действий групп армий “Север”, “Центр”, “Северная Украина”. Командир бригады полковник (позднее генерал) И.М.Миронов. Во всех заключительных войсковых операциях Советской Армии военная радиоразведка являлась необходимейшим тактическим и стратегическим компонентом.
Завершающим итогом работы советской радиоразведки в ВОВ стал перехват 5 мая 1945 года радиограммы с приказом генерал-фельдмаршала Кейтеля: “Приказываю прекратить военные действия военно-морскому флоту, обслуживающей авиации, войскам СС, находящихся в Голландии…” и 6 мая гросс-адмирала Дёница к солдатам групп армий “Центр”, “Юг”, дивизий в Курляндии, в районе устья Вислы с последним призывом “противостоять напору большевиков”. 8 мая был подписан акт о безоговорочной капитуляции.
Итоги истории и современные параллели.
Радиоразведка Советской Армии, несмотря на временные неудачи и просчёты в начальный период ВОВ, в целом выполнила возложенные на неё задачи. Она явилась существеннейшим звеном, обеспечившим войска разведывательной информацией. К концу войны, с появлением на военной арене радиолокационных систем, ракетного оружия, средств радиоэлектронного противодействия, первых (пока ламповых) информационно-обрабатывающих устройств высшему руководству вооружёнными силами СССР стало очевидным — без дальнейшего развития радиоразведки и без её технического совершенствования ведение современных войн проблематично. Это было ясно не только военным, но и политическому руководству страны во главе с И.В.Сталиным. Вместе с тем, стало бесспорным, что в будущих войнах победу принесёт не только боевая выучка и моральный дух армии, но и её техническое оснащение. Предвоенная державная техническая слабость СССР привела к огромным, не имеющим себе равных ни в одной армии мира периода 2-й мировой войны людским потерям. Образно говоря, каждый слежечный радиоприёмник и радиопеленгатор разведки стоил на фронте определённое и не малое количество спасённых человеческих жизней и таких же, отнятых у врага. Исходя из этого, мы должны оценивать техническую помощь союзников по лендлизу (а в радиоэлектронике она была ключевой, решающей) не только с позиции вклада в общую Победу, которой без этой помощи однозначно не было бы, но и как технический щит, сохранивший многие миллионы жизней советских людей.
Именно технической слабостью обусловлены неудачи советской военной радиоразведки в УКВ диапазоне. Более того, Вермахт на стратегических направлениях связи использовал радиорелейные линии, радиоперехват которых военной радиоразведке осуществить не удалось. До конца войны не было эффективных технических шифровальных систем, не говоря о таких, как легендарная германская “Энигма”. Не обеспечивалась должная криптографическая стойкость переговоров Ставки ВГК, лично И.В.Сталина с командованием фронтов и армий (проводная ВЧ связь с аппаратами Бодо). Радиопротиводействие противнику также не было эффективным, имелись единичные вагонные радиостанции типа “Пчела”, с мощностями всего в несколько киловатт.

DCF 1.0

Нынешнее экономическое (и техническое) положение России как военной державы однозначно определяет: вести современную информационно-радиоэлектронную войну даже на региональном уровне она не сможет. Её военно-техническое поражение в сколько-нибудь длительном конфликте неизбежно. Этот исход предопределён нашей технико-экономической историей в последние 15 лет. Единственным военным фактором защиты от агрессии со стороны остаётся ракетно-ядерное вооружение, доставшееся в наследство от СССР. Но это вооружение после 2010 года, несмотря на модернизацию (о состоянии отечественной военной радиоэлектроники читателю известно лучше, чем автору), не будет отвечать военно-стратегическим требованиям времени. В 1941 году перед страной встала задача: выстоять, сохранить независимость и державную целостность. В 1945 году она была выполнена. И народом, и политическим руководством страны.

Источники: 1. История радиоразведки Советской Армии. М.1979г.
2. Документы и материалы архива и библиотеки Музея Радио.

Добавить комментарий