РАДИО? РАДИО… РАДИО!

ВЛАДИМИР ПЕТРОВСКИЙ

Кто придумывает названия журналов
История и нравственность, юриспруденция

 

Сегодня у нас в России два радиолюбительских журнала, которые пользуются тем брэндом бесплатно— платить некому, так как журнал — закрыт, основатели — расстреляны! Это нынешний журнал «Радиолюбтель» и журнал «Радио». Кроме того, появились революционнолейтенантские детки: заявляют притязания на лавры «Радиолюбителя» журналы «Радиомир» и «Вестник СРР». Насколько в историческом, юридическом и нравственном аспектах правомочно использование брэнда «Радиолюбитель» ими сегодня?

По действующему патентному законодательству названия типа «Радиолюбитель» или «Радио» не есть предметы, на которые можно получить авторские права, ибо они по значению принадлежат к общеупотребительным. Поэтому журналам «Радиолюбитель и «Радио» не возбраняется выпускаться под прежними именами, разумеется, при условии выполнения государственных регистрационных требований. Важно здесь отметить, что юридически охраняемых прав на такое наименование сегодня их владельцы не имеют.

В нравственном отношении использование сегодня брэндов «Радиолюбитель» или того, советского «Радио», на мой взгляд, оправдано. Но только в том случае, когда они служат продолжением прекрасных традиций отечественного радиолюбительства в самом широком смысле этого слова. И тогда, когда они соответствуют тем качественным параметрам, которым соответствовали их собственникиоснователи.

То же самое в нравственном аспекте можно было бы отнести и к современному журналу «Радио» по поводу присвоения им даты основания известнейшего журнально
го брэнда. Шокирует надпись на титульном листе, свидетельствующая о том, что журнал издается с 1924 года, и также связка «Радиолюбитель» — «Радиофронт» — «Ра
дио». Это уже не размах, а — замах на все радиожурнальные брэнды СССР, за исключением малоизвестного регионального ленинградского радиолюбительского журнала «Друг Радио», выходившего в 1924—1926 гг., и (чтобы не обидеть историческим незнанием наших украинских друзей по увлечению) харьковского журнала «Радiо». Вызывает также юридическое опасение изображение ордена Трудового Красного Знамени СССР, могущее быть квалифицируемо разделом 32 (Преступления против порядка управления) ст. 324 УК РФ, а именно: приобретение и сбыт государственных наград.

Исходя из принципа «право первично», разберемся в исторических деталях. Первый в стране журнал «Радиолюбитель» вышел в свет 15 августа 1924 года. Учредителем его стал Московский городской Совет профессиональных союзов (МГСПС). Обратим внимание, что профсоюзы были всегда в СССР не государственной, а общественной организацией, пусть даже и «школой коммунизма». Юридическое различие между терминами «государственный» и «общественный» означает абсолютное различие форм собственности, которое признавал и коммунистический лидер В. И. Ленин. В первых двух номерах было обозначено, что он идеологически (не учредительски!) является еще и органом общества радиолюбителей РСФСР (кстати, тоже негосударственного).

С объединенного №3–4 за 1926 год и до закрытия его в декабре 1930 года журнал по Постановлению Президиума ВЦСПС от 27.01.1926 года становится журналом ВЦСПС и
МГСПС.

К 1930 году изза самостоятельной политической и технической позиции «Радиолюбителя» шансов выжить журналу, не говоря уже о его наследниках, не было. Журнал убили, поддерживающее его общество российских радио инженеров (РОРИ) разогнали, а физических учредителей и издателей в 1937—1939 гг. расстреляли.

Все.

История «Радиолюбителя» закончилась и юридически, и физически — без наследства. Интересно, а что стало бы с нынешними издателями «Радио», если бы их вернуть в то время с правом первоочередного наследника?

Следующий наследодатель — «Радиофронт». Его историю лучше начать с радиолюбительского журнала «Радио всем».

ОДР — Общество друзей радио стерпеть обиду от обуржуазившегося профсоюзного зла, «Радиолюбителя», по военнопролетарским мотивам не смог, и спустя год уч Титульный лист с Г. Маркони «Радиолюбитель» №1,1924 г. 20 ИНСТРУМЕНТ ПРОФЕССИОНАЛА учредил свой радиолюбительский журнал «Радио всем». Как
название, слоган «Радио всем» был похищен у «Радиолюбителя» — впервые он появился в передовой статье «Радиолюбителя» №3 за 1924 год, когда никакого конкурента и в
помине не было. Первый номер нового журнала вышел 15 сентября 1925 года. Выпускало его Государственное военное издательство. Название явно не случайное. Оно подчеркивало, что их военнополитическое радио — для всех, для широкой рабочекрестьянской публики, а не для избранных любителей из рабочей аристократии и нэпманов —новых русских того времени. Как общественники милитаристы не старались, а тираж «Радио всем», по причине не совсем удовлетворительного радиотехнического содержания, расходился среди многочисленной пролетарской общественности хуже, чем «Радиолюбитель» у малочисленных избранных, при этом последний отрывал у друзей радио значительную часть грамотной прослойки
пролетариата.

В №18 за 1930 год (третья декада июня) помещено объявление, что с 01.07.1930 года журнал будет выходить под наименованием «Радиофронт». Маневры в радио для всех закончились, началась война!

Победа была одержана быстро, через 6 месяцев, в декабре этого же года, с выходом последнего объединенного №11–12 «Радиолюбителя». Возмущенной радиообщественности подсунули плацебо (безвредная таблетка вместо лекарства), с уведомлением, что «Радиолюбитель» не капитулировал перед лицом неодолимой силы, а вступил в чужие ряды добровольносознательно, то есть объединился, за неимением иной перспективы. Вот она, первая открытая насильственная кража, иначе — разбой, с отнятием успешного брэнда «Радиолюбителя»! Боевые издательские ребята в тиражной политике коечто соображали, хотя справедливости ради следует отметить — денег от этой операции они в карман себе не клали. И какаято совесть у них была, с января 1931 года в учредительских данных ОДР все же добавили ВЦСПС.

Но недолго общественная радиолюбительская музыка играла.

Военнопатриотические танцы нового журнала ОДР оказались корявыми шагами новобранцев, и в передовой статье «Радиофронта» №5–6 за майиюнь 1933 года
опубликован приговор: «Решением центрального (в тексте с маленькой буквы — прим. автора) комитета нашей партии областные, краевые, республиканские и Центральный
совет Общества Друзей Радио ликвидированы. Решение Центрального (здесь в тексте с большой буквы — прим. автора) комитета о радиолюбительстве имеет крупнейшее
политическое значение для всего радиофронта. Оно кладет конец той радиовакханалии, которая имелась в практике руководства радиолюбительским движением в нашей
стране». Далее: «Только политические слепцы могут не видеть роста радиолюбительского движения», «Только радиошляпы, которым нет дела до классовой борьбы…», «…В работе… преобладала декларативность, аллилуйщина, увлечение коммерческой деятельностью…» и т.д. и т.п. А как не заниматься коммерческой деятельностью, если радиотехническое содержание «Радиофронта» снизило тираж
издания до сорока тысяч, вместо семидесяти у «Радиолюбителя», хотя при этом число любителей радио в СССР увеличилось на порядок?

Общественная собственность была отобрана вместе с брэндом «Радиофронта» (разбой номер два: нет общества, значит общественная собственность — ничья) и передана казне, но с краткими промежуточными этапами — сначала комитету содействия радиофикации при ЦК ВЛКСМ, а с июня 1935 года — Всесоюзному радиокомитету при СНК СССР. Особо обратим внимание: неожиданно, по протекции наркомата обороны и лично товарища К. Е. Ворошилова, вынырнул новый соучастник — Осоавиахим, довоенный аналог ДОСААФ СССР. Разумеется, все аллилуйщики, радиошляпы и те, кто ошибался в размере буковки «ц» (главный редактор С. П. Чумаков) были в 1937—1938 гг. персонально расстреляны.

В 1938 году мерзкие вредители и шпионы были обнаружены не только в Красной Армии, но и в ее сыночке Осоавиахиме. С №17–18 за 1938 год это общество из
«Радиофронта» было выброшено, единоличным владельцем и учредителем стало государство в лице Всесоюзного радиокомитета при СНК СССР. Название при
этом они оставили прежнее. Эволюция радиолюбительской прессы закончилась в июле 1941 года — началась война, и все радиолюбители, кто имел соответствующий
возраст (их, учитывая профессиональные радионавыки, брали и в 17 лет), были зачислены в действующую армию, и чаще — в спецподразделения военной радиоразведки и радиосвязи.

Нынешний журнал «Радио» это многообразное историческое радиожурнальное прошлое собрал в один мешок и завязал крепким узлом, с маркировкой: «Год основания 1924». Как вам, читатели, это единое и неделимое с точки зрения сегодняшних менеджеров АНО «Журнал «Радио» наследство?

После войны радиолюбители, как общественная прослойка, собрались заново в 1946 году. Незадолго до этого, в мае 1945 года, с размахом отпраздновали 50 летие изобретения радио А. С. Поповым. Патриотические настроения после победы были необычайно сильны, и народпобедитель хотел и мечтал жить хорошо, в том числе иметь возможность листать доступный всем по деньгам любительский радиожурнал.

В апреле 1946 года, к годовщине установления Правительством дня Радио, был учрежден очередной новый радиолюбительский журнал «Радио». Учредителями стали: Комитет по радиофикации и радиовещанию при СМ СССР и Центральный Совет Осоавиахим СССР. Никакого юридического наследственного отношения новый журнал к довоенным не имел, даже по наименованию и составу редакции, не говоря о правах собственности. Да, в ряде статей выход первого номера журнала «Радио» расценивался как возобновление радиолюбительской прессы, но не более того. Новый радиолюбительский журнал стал совершенно иным по содержанию, в нем появилась статьи авторов из фундаментальной науки, научноисследовательских институтов, ведущих конструкторских коллективов, с производства. Журнал сразу стал необыкновенно популярным.

Однако с первого номера 1947 года на титульном листе появляется лукавая надпись: «Год издания ХХ». Закономерно, что римскими цифрами — явное трофейное католическое влияние, но пока еще борьба с космополитизмом за русизм названий и открытий только начинается. Какие даты были в 1927 году связаны с радио вообще и с изданием журнала с аналогичным именем в частности? И другие радиолюбительские журналы в указанном году не основывались.

Но сия редакторская тайна открывается тут же. Оказывается, Осоавиахим СССР (Общество содействия обороне и авиационнохимическому строительству), основанное в 1927 году, в связи с 20летием награждено орденом Красного Знамени «за успешную работу в деле обороны СССР». Какое отношение имеет «Осовиахим» к радиолюбительскому журналу — непонятно, за исключением кратковременного шпионсковредительского участия (вспомни, читатель, вышеизложенное)? Исторические изыски редакции понятны — хорошо бы тоже иметь круглую дату и незамедлительно попутно вместе со всеми получить орденок! Кто там будет проверять — кто и что основал когдато?

Награду на историческую халяву получить не удалось, но в редакции высветился будущий историк популярного радио, верный ленинец товарищ В. И. Шамшур. Надо отдать ему должное, сбор фактологической основы он производил скрупулезно. Однако интерпретация ее была во многом, мягко говоря, политически отглаженной. Видимо, ему было поручено зализать шершавую историческую фальсификацию, и с 1 января 1948 года на титульном листе появилась такая же, но поправленная: «Издается с 1924 года». В этой исторической лжи напрашивается аналогия со строфой классика — «вот тот, кто крикнул из ветвей — журнал балшооой, ему видней!». Этот попугайный свист зачинщика и присутствует сейчас на титульном листе нового, одноименного, но уже капиталистического журнала «Радио».

Далее все шло гладко, за исключением того, что с №7 1950 года у журнала «Радио» поменялся учредитель собственник, вместо Комитета радиоинформации (новое название одного из двух учредителей 1946 года) заняло Министерство связи СССР. Здесь, конечно, принципиально го различия нет, так как все равно — котел ведь общий! Теперь уже до конца существования СССР перемен не было. Историческая закидушка сработала только в 1974 году, когда журнал «Радио» на двадцать восьмом году существования внезапно состарился и в связи с пятидесятилетием был удостоен ордена Трудового Красного Знамени. Тут уж никакие исторические исправления стали немыслимыми — не возвращать же в связи с враньем орден назад! А исполнительская процедура движения наградных документов и по сие время составляет Государственную тайну.

Здесь нужно отметить следующее. Журнал все эти годы был просто великолепен. И за свою работу, на взгляд меня, читателя «Радио» с 1955 года, заслуживал большего. Возможно, и высшей награды того времени — ордена Ленина (этой высокой наградой были отмечены куда более худшие в журналистском отношении издания).

Но все это — было, было, было…
Однако продолжим реминисценции.

В начале девяностых годов прошлого века журнал достиг пика своей популярности — тиража около 1,5 млн экземпляров. Он стал самым тиражным радиолюбительским журналом в мире. Увы, вскоре грянули известные события, разрушившие не только могучее государство, но и разделившие радиолюбительскую читательскую аудиторию. Преобразование журнала (в политическом смысле) началось с №2 1992 года, когда изображение ордена с титульного листа исчезло, а с 1993 года стал издаваться новый российский демократический журнал «Радио». Правильно, читатель, уже без ордена. Учредителями стали журналистский коллектив и Центральный Совет РОСТО — новая общественная организация России, созданная по примеру бывшего ДОСААФ СССР.
Объявленный тираж журнала — 350 тыс. экз.

Историческое значение этого акта таково: собственность бывшего советского журнала «Радио» была приватизирована, и отныне ею стала распоряжаться ограниченная группа людей. Как юридически была оформлена передача брэнда «Радио», мы не знаем, так же как и некоторых материальных  обстоятельств: куда, например, физически девался журнальный орден, имеющий, на наш взгляд, если не общенародное, то общерадиолюбительское значение уж точно. В соответствии с требованиями нового Гражданского кодекса РФ по закреплению уже в законном порядке приватизированной собственности 21 марта 1995 года зарегистрирован новый, нынешний журнал «Радио», в юридической форме коммерческой организации — закрытого акционерного общества. Это и есть подлинная дата рождения современного журнала «Радио». Каков Устав ЗАО «Журнал Радио», состав участников, присутствуют ли в нем физические лица, или известные общественные организации, наконец, каков его тираж (?!), нам, радиолюбительской общественности, в эпоху торжества демократии знать не дано. Хотя по очень многим законоположениям ГК РФ открытие этих сведений обязательно для ознакомления с ними широкой публики, то есть нас с вами, потребителями товаров и услуг.

АНО «Журнал «Радио» бесцеремонно захватило и использует в коммерческих целях брэнды радиолюбительских журналов бывшего СССР. Это исторически несправедливо и нравственно нечистоплотно, но юридически, по причине отсутствия законных владельцев, исковое требование о снятии с титульного листа известных брэндов предъявить некому. Хотя общественность, например, традиционные подписчики советского «Радио», имеют законное право выдвинуть гражданский иск к ЗАО и получить соответствующее по Закону удовлетворение.

Что касается изображения ордена, то здесь дело обстоит иначе. Никаких юридически законных прав нынешнее АНО «Журнал Радио» на его изображение на титульном
листе не имеет, более того, его помещение влечет если не уголовную, то административную ответственность точно. Хотя бы по действующему законодательству г. Москвы, которое более жестко, чем ГК РФ. Так же интересна физическая судьба ордена легендарного советского журнала «Радио». Где народная награда? Кто является хранителем этой межнациональной реликвии? Почему до настоящего времени он не отнесен к числу памятников истории и культуры общенационального масштаба, на которое он имеет абсолютное право? Заявляем всей общественности официально, как музейщикипрофессионалы, что эта награда является памятником истории и культуры, и требуем от АНО «Журнал «Радио» зарегистрировать ее в соответствии с требованиями Закона РФ о культурном наследии и сохранении памятников.

Да, использование прошлых радиолюбительских журнальных брэндов имеет в первую очередь коммерческую основу. Да, тираж любого журнала определяет его востребованность у читателей. Но должна же быть какаято нравственная мера, не говоря уже о нашей национальной исторической памяти! Нынешний тираж «Радио» не 1,5 млн, а всего единицы тысяч (по нашим экспертным оценкам), и он поддерживается традиционными подписчиками советского периода. Но раз уж вы используете легендарные брэнды, (мы обращаемся ко всей печатной радиожурналистике), то
дайте нам высококлассный продукт с использованием современной полиграфии, создайте профессиональный авторский коллектив с освещением состояния нынешнего мирового радио, достижений отечественной науки и практики. Что мы видим у «Радио» из всего этого? Ничего, кроме дилетантства и любительских упражнений, наработанных в прошлом! Вы бы поучились у своего однодомцасоседа, журнала «За рулем», как надо делать современную популярную техническую журналистику. Он находился с «Радио» в абсолютно идентичных условиях в до и постсоветское время (в том же здании находится и сейчас), его тираж был потрясающе велик, да и сейчас цифры не скрывает — 490 тыс.! И без всякого воровства, так как он сегодня значительно лучше, чем вчера. Почувствовали разницу, господа радиожурнальные новороссы? Ведь радиолюбители никуда не делись, они просто не считают ваш журнал своим.

Поэтому нам, не только как профессионалам истории и музейного дела, но и старейшим читателям легендарного советского «Радио», просто оскорбительно за то, как вы попионерски задорно обращаетесь с легендарными журнальными брэндами отечественной истории радио. И с памятью о тех великих радиожурналистах, которые посвятили свою жизнь радио, а многие из них заплатили за создание этих брэндов собственными жизнями. И если вы коммерчески используете все это, то будьте достойны их! Мы, радиолюбительская общественность, вправе с вас потребовать это.

Мы можем соглашаться или не соглашаться с оценкой какихлибо исторических событий. Но при одном условии — без искажений самих событий. Посему за приведенные здесь даты и факты из истории советской радиожурналистики отвечаем профессиональной репутацией. Ведь наш брэнд мы создали сами. Вам нужно чтото узнать и уточнить — милости просим в Музей Радио. И вчера, и сегодня, и завтра для вас музейноисторическая информация предоставляется бесплатно, вне коммерции.

Собственная репутация журнала определяется качеством, а не его ложноподтасованным происхождением. Это относится ко всем радиожурнальным коллегам, как в России, так и в ближнем зарубежье.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *