Э.Т. Кренкелю — 116!

24 декабря 1903 года день рождения Эрнста Теодоровича Кренкеля.

Героя-полярника, радиолюбителя-коротковолновика, настоящего гражданина России, самого русского немца.

Родился будущий советский герой-полярник в городе Белосток (ныне это территория Польши, которая в те времена находилась в составе Российской империи) в добропорядочной семье инспектора коммерческого училища. В 1910 году вместе с семьей переехал в Москву.
Учился юный Эрнст в частной реформатской гимназии при швейцарской церкви. Кренкелю не удалось закончить гимназию. В тяжелые годы Первой мировой и гражданской войн он, чтобы как-то помочь семье, вынужден был работать. Кем он только не был — упаковщиком посылок, расклейщиком афиш, помощником электромонтера, подручным механика…

В гимназии любимым предметом юного Кренкеля была география — «оазис среди прочих гимназических премудростей», но тогда арктические истории поражали его воображение не более тропических. Перелом произошел вскоре после окончания с отличием радиокурсов. Увлек его некий студент, сам всего два месяца бороздивший практикантом на буксире Финский залив, но так рассказывавший морские истории, особенно о борьбе во льдах, что Кренкель захотел стать судовым радистом. Он отправился в Ленинград с запиской от студента: «Петя! Помоги этому парню. Он в доску свой…» Суденышко Пети стояло на приколе, а начальник отдела кадров сразу отшил: «Не успел задницу от школьной скамьи отодрать, а уже спешишь в загранрейсы?»
От отчаяния спасло известие, что экспедиции в Северный Ледовитый океан срочно требуется радист для смены личного состава на каком–то острове. Платят, правда, мало, и ехать надо на целый год… Не дослушав до конца, Кренкель сразу помчался в Адмиралтейство, где ему за два–три часа оформили все документы, выдали форму и направили в Архангельск, где стоял корабль экспедиции. Пунктом назначения была первая советская полярная станция Маточкин Шар на Новой Земле. Вот так неожиданно и стремительно в 1924 году в жизнь Кренкеля навсегда вошла Арктика.

По возвращении в Москву он был призван в Красную Армию и в течение года служил в Отдельном радиотелеграфном батальоне во Владимире-на-Клязьме. Там он сблизился и подружился со своим соседом по койке в казарме. В свободное от службы время Кренкель тренировал его в приеме и передаче азбуки Морзе. После армии они потеряли друг друга из виду и случайно встретились в Москве только через сорок лет. К удивлению Кренкеля, его способный ученик оказался знаменитым советским разведчиком Рудольфом Ивановичем Абелем! Вот такой зигзаг истории.

1927 году Кренкеля опять поманил суровый Север, и он снова устроился на МатШар. В эту зимовку он впервые в истории провел сверхдальние сеансы радиосвязи на коротких волнах.
После МатШара Кренкель некоторое время работал радистом на гидрографическом судне «Таймыр», затем в Центральном научно-исследовательском институте связи. С эти пор начинается настоящая полярная эпопея радиста Эрнста Кренкеля. Он участвовал в многочисленных арктических экспедициях: в 1929 году — на ледокольном пароходе «Георгий Седов», в 1931 — на немецком дирижабле «Граф Цеппелин», в 1932 — на пароходе «Сибиряков».

12 января 1930 года Эрнст Кренкель установил мировой рекорд дальности радиосвязи, осуществив связь между диаметрально противоположными районами земного шара: находясь в Арктике на полярной станции Бухта Тихая на острове Гукера (архипелаг Земля Франца-Иосифа), он провёл сеанс радиосвязи на коротких волнах с базой Литл-Америка в Антарктиде. Использованная им аппаратура была, между прочим, самодельной. И, наконец, одним из самых героических эпизодов его жизни стало участие в плавании парохода «Челюскин» в 1933–1934 годах.
О подвиге челюскинцев, сумевших выжить на затертом во льдах судне, а потом и в лагере, устроенном прямо на льдах Чукотского моря, написано уже достаточно много. Но трудно сказать, чтобы было бы с пароходом и его многочисленной командой, если бы не таланты Кренкеля, умудрявшегося в самых сложных условия поддерживать связь руководителя ледового лагеря Отто Юльевича Шмидта с материком. Собственно, спасение всех челюскинцев зависело именно от него, радиста Кренкеля. Требовалось немало труда, чтобы поддерживать радиоаппаратуру в рабочем состоянии. Кренкель даже спал в обнимку с ней, согревая ее теплом своего тела. Именно он «наводил» на ледовый лагерь спасательные самолеты. В Москве спасенных челюскинцев встречали, как героев.

И, наконец, тот человеческий и профессиональный подвиг, за который радист Эрнст Кренкель был удостоен звания Героя Советского Союза и награжден Золотой Звездой под номером 73 — это легендарный дрейф на первой советской дрейфующей станции «Северный полюс-1» с 21 мая 1937 года по 19 февраля 1938 года (не без чудес и здесь – на языке радистов по окончании связи вместо *много букф* цифрами 73 выражают наилучшие пожелания). И опять в исключительных обстоятельствах полярного «путешествия» Кренкель проявляет чудеса профессионализма. За все время работы экспедиции, которую возглавлял известный полярник Иван Папанин, не было каких-то серьезных, долгих сбоев в связи. Ориентируясь на радиосообщения Кренкеля, 19 февраля 1938 года к дрейфующей станции одновременно подошли ледокольные пароходы «Таймыр» и «Мурман» — героический дрейф папанинцев закончился.

В годы Великой Отечественной войны Эрнст Кренкель выполнял важные поручения командования Главсевморпути. В глубоком тылу он продолжал работать в качестве заместителя начальника главка. В 1948 году Кренкель оставил работу в Главсевморпути и возглавил один из московских радиозаводов. С 1951 года и до последнего дня он плодотворно работал в НИИ гидрометеорологического приборостроения. Большую работу в институте (с 1969 года он стал его директором) Кренкель умудрялся совмещать с огромной общественной деятельностью: в течение многих лет и до конца жизни был председателем Федерации радиоспорта СССР, бессменным председателем Всесоюзного филателистического общества.

С 15 ноября 1968 по 15 марта 1969 года состоялась его последняя высокоширотная экспедиция. Эрнст Теодорович Кренкель, находясь уже в солидных годах, был начальником рейса научно-исследовательского судна «Профессор Зубов» из Ленинграда в Антарктику. Судно доставило участников 14-й Советской антарктической экспедиции на полярные станции «Мирный» и «Беллинсгаузен» и забрало зимовщиков предыдущей экспедиции. Во время рейса Эрнст Кренкель, пожалуй, в последний раз в жизни, выходил в эфир на коротковолновых радиолюбительских диапазонах под личным позывным RAEM/mm (две последние буквы означают, что радиостанция расположена на морском судне, находящемся в плавании). Именно на борту судна Кренкель в своей каюте приступил к работе над мемуарами «RAEM — мои позывные», сразу же после выхода в свет вошедшими в золотой фонд советской литературы. Он спешил с написанием книги, словно предчувствуя свой скорый уход.

Он ушел 8 декабря 1971 года. Похоронен в Москве, на Новодевичьем кладбище. Памятник на могиле символизирует вырывающийся из Северного полюса радиосигнал с его личным позывным RAEM. Именем Эрнста Кренкеля названы залив у острова Комсомолец в архипелаге Северная Земля, полярная гидрометеорологическая станция на острове Хейса (архипелаг Земля Франца-Иосифа), улица в Москве, Центральный радиоклуб (ныне, увы, закрытый новой властью за ненадобностью), научно-исследовательское морское судно. На доме, где он жил в Москве, установлена мемориальная доска.

Использованы материалы Андрея Михайлова из pravda.ru и Владимира Алексеева из его *этот день в истории*, которым огромное спасибо!

#weta #raem #uf3a #кренкель #северныйполюс

Добавить комментарий